Новости феста

Вам письмо!

В эти выходные в Витебск приехали веселые и усатые «Почтовики» - спектакль театра «Мусташ» украсил программу феста уличного искусства «На семи ветрах».

Все спектакли этого коллектива из Минска построены на взаимодействии со зрителем. В этот раз актеры вручали письма и посылки. Сама того не ожидая, я оказалась участницей постановки. Со словами «Где моя принцесса?» один из почтовиков взял меня за руку и вручил мне конверт. Внутри было письмо: «Здравствуй, моя принцесса! Я так долго тебя искал. У тебя есть два варианта, как поступить дальше: либо броситься мне на шею с криком «Вова!», либо поцеловать в щеку и уйти с недовольным выражением лица». Выбрала первое. И мне понравилось быть уличной актрисой!

После спектакля решила познакомиться с ребятами поближе.

– У нас есть набор заготовленных писем, которые мы должны за выступление вручить, - рассказывает Леша. – Постоянно возникают какие-то форс-мажорные ситуации, и мы из них выкручиваемся импровизационно. У нас не было чего-то специально заготовленного именно для Витебска, но, к примеру, к выступлению во Франции мы приготовили письма на французском языке.

– Чем отличается реакция зрителей в разных странах и городах?

– Витебская публика пока еще совсем не готова, она очень боится, но видно, что хочет участвовать. Думаю, через годик-два, когда пройдет несколько таких фестивалей, все будет отлично. То же самое было и с минской публикой четыре года назад.

– Интерактивного театра как такового у нас в истории вообще не было, если начинать отсчет со времен Средневековья, - дополняет Вова. – Потом появился рефлексивный – актер, определенное пространство, зритель. Интерактивный театр выходит напрямую к зрителю. Минский зритель уже не боится – у нас уже трижды прошел форум уличных театров. Витебский зритель хочет участвовать, но ему страшно. По глазам видно, что интересно, что будет происходить дальше.

– В Питере публика очень избалованная, идущая на контакт свободно, но требующая, чтобы ее удивили. Не удивил – ладно, мы тогда пошли, - продолжает Леша. – Причем не важно, какого уровня артисты. Во Франции публика очень пунктуальна и вежлива. Мы приходили, и нас уже ждали человек двести. Это немножко шокировало. И люди почти не уходят, остаются все до конца. На интерактив идут очень легко, редко убегают, а если и убегают, то это даже весело.

– А что делать, если люди отказываются идти на контакт, убегают или просто прячутся от вас?

– У нас есть свои хитрости, – говорит Вова. – Например, аплодисменты зрителей. Когда хлопают пятьдесят-сто человек и просят кого-то одного выйти, он выходит, как бы ему не было страшно. Если один из нас выходит пригласить человека и тот не хочет, мы можем втроем, вчетвером присоединится, и он уже не сможет противостоять этой массе. Когда совсем беда, ты идешь к одному человеку, а он машет, мол, «Нет, нет, я не пойду», ты идешь к нему впритык, разворачиваешься и резко берешь другого человека, который этого не ждет.

– Чем, по-вашему, театр уличный отличается от театра в здании?

– По улице люди просто гуляют. Например, шла женщина из магазина мимо нас и, грубо говоря, она уже в центре представления, - приводит пример Леша. – Такого в драматическом театре не может быть в принципе. К тому же, публика абсолютно разная, к нам могут прийти все. Даже те, кто никогда не был в театре.

– Репетируете тоже на улице или выступаете вообще без репетиций?

– Мы репетируем на выступлениях, - отвечают ребята. – Выступление на пятьдесят процентов экспромт, потому что никогда не знаешь, что может сделать тот или иной человек. На улице всегда может собака выбежать, дождь пойти или еще что-нибудь случится. У нас есть канва, а все остальное уже строится по ходу выступления.

подготовила Ксения Петрук.

фото Вероники Молоковой.